Труженикам тыла посвящается Печать
05.05.2017 13:43

72 года назад поднят советский флаг над рейхстагом. Это была великая победа. Победа, которую будут помнить всегда. Нам посчастливилось жить в тот период, когда война уже ушла в историю, но очевидцы тех событий, пусть их осталось очень мало, живут среди нас. Несколько поколений приняли участие в Великой Отечественной войне. Время идет, и участники боевых действий и труженики тыла уходят в вечность. И лишь одно  поколение живет среди нас. Это подростки, работавшие в тылу, и дети войны.

В деревушке неподалеку от с. Бемыж 21 января 1937 года родился мальчик Степан. Он был вторым ребенком в семье. Война застала их, когда Степану было 4 года, а его старшему брату - 11 лет. В августе 1941 года отец, Николай Федорович, ушел на фронт. Все тяготы легли на плечи матери, но и сыновьям пришлось рано повзрослеть. Брат с 11 лет работал в колхозе, а маленького Степу мать брала в поле жать траву. "Нас садили в поле и давали пару грядей на жатку. На день нам хватало. Иной раз и дома оставался. Один. Все мы так, деревня же”, - вспоминает Степан Николаевич Непогодин. Своего детства он не помнит, маленький совсем был, да и ничего особенного в колхозе не было, всё шло своим чередом. Все работали.

После войны начал учиться. Закончил 7 классов, стал работать в колхозе на лошади, затем два года работал бригадиром полеводческой бригады, а в 1956 году ушёл в армию. Попал в пограничные войска, в Южно-Курильск, на остров Кунашир.

"Ехали долго, - вспоминает Степан Николаевич, - на товарняке до Владивостока нас везли около месяца, потом загнали на "Вторую речку" (войсковая часть). Сколько-то там пожили и в конце августа прибыли на Курилы. Поставили меня на радиоаппаратуру - старшим радиографистом. Научили и азбуке Морзе, в аппаратуре разбираться. Служба моя проходила в передающем центре, главной моей задачей была настройка аппаратуры".

Охотно Степан Николаевич рассказывает о своих годах службы на Курилах. Понравилось ему там. После окончания службы жизнь пошла своим чередом. Женился, родились два сына. Успел поработать механизатором в колхозе, инструктором пожарной части, доработал до мастера на леспромхозе, на пенсии вновь вернулся к лошадям. "Уж больно по душе они мне. Спокойно с ними, душа радуется, - с теплотой в глазах говорит Степан Николаевич. - Еще бы работал, да ведь года-то идут".

А про отца, ушедшего на фронт, Степан Николаевич мало помнит. Он не вернулся. Ничего они о нем не знали: пропал без вести или погиб? В 2012 году был сделан запрос о судьбе отца-солдата, на что пришел ответ из военного комиссариата Удмуртской Республики: "Ваш отец, Непогодин Николай Федорович, 1902 года рождения, с марта 1942 года считается пропавшим без вести". В письме также сообщалось, что воинская часть 1188, куда был направлен солдат, входила в состав 357-й стрелковой дивизии, сформированной в основном из добровольцев, внесла свой весомый вклад в борьбе с фашистскими захватчиками в первые годы войны.

"В период с 16 по 28 января 1942 года вела бои за г. Сычевка и железную дорогу Ржев - Вязьма, где попала в окружение. Соединившись с войсками 29-й армии, в марте организованно вышла из окружения, имея в составе всего лишь 3 тысячи человек". Там и пропал без вести отец Степана Николаевича. Совсем не  помнит сын своего отца. Не осталось ни одной фотокарточки. Лишь одно мгновение перед глазами - как отец стоит во дворе около колодца. Без времени, без дат, без снимков. Все в памяти.

В этом году, 21 января, Степану Николаевичу исполнилось 80 лет. Рядом только близкие и родные. Многое, что хранит память дедушки, осталось нерассказанным. Есть чему поучиться нам у старшего поколения, которым мы можем гордиться. Руками таких вот мальчишек и девчонок строилась послевоенная новая жизнь.

А.ТИХОНОВА,
п.Кизнер.